НОВЫЕ КРИТИКИ

Рецензия на фильм «Петровы в гриппе»

#новые_критики #петровы #петровывгриппе #серебренников #хаматова #колокольников #пересильд 

Год: 2021
Режиссёр: Кирилл Серебренников
В ролях: Семён Серзин, Чулпан Хаматова, Иван Дорн, Александр Ильин, Тимофей Трибунцев


Почему, почему, почему Александр Невский умудряется за две копейки выписывать из-за границы людей типа Майкла Мэдсена и Каспера Ван Дьена, а Серебренников, имеющий доступ к куда большей доле нефтяной ренты, не догадался пригласить в фильм Талулу Райли? — этот вопрос долго мучил меня после просмотра новейшего отечественного артхауса.
Поскольку весь фильм по сути является одним длинным трипом (и совершенно не важно, вызвано ли изменённое состояние разума фармакологией или воздействием вируса), позвольте и мне слегка отойти от привычного формата рецензии и начать повествование цитатой из мирового кинематографа, немедленно возникшей в моём сознании при просмотре «Петровых».

Мила Кунис: «У меня на полу лежит куча говна!»
CGI-медведь: «Или, может быть, всё наоборот, и это пол лежит на говне, как сказал бы Кьеркегор»
(из к/ф «Тед»)

Да простит меня мосье Серебренников — признанный мэтр столь уважаемого в России жанра искусства, как освоение бюджетных средств, но абсолютно не претендующий на эпичность и глубокий смысл комик Сет Макфарлейн единственной совершенно проходной шуткой куда более успешно, точно, ёмко и полноценно раскрыл тему иллюзорности окружающего нас мира. Разумеется редкий творец следует золотому правилу не множить сущности без необходимости, но декорации, созданные Серебренниковым с той же целью, не только вторичны, но и в принципе не особо и нужны. 

Обычная семья Петровых, выступающая в качестве холста для творческих метаний автора, не несёт никакой смысловой нагрузки per se и с таким же успехом могла быть заменена на спящего на кухне алкоголика, или школьника, впервые вкусившего прелести клея «Момент». Упорно вылезающая из всех сценарных щелей российская бытовуха скорее мешает, чем помогает погрузиться в созерцание обещанных сюрреалистических элементов картины. И пусть меня критикуют за излишний материализм, но я никогда не устану повторять, что любое кино, каким бы высокоинтеллектуальным оно не задумывалось, всё равно обязано развлекать зрителя. Соответственно, волей-неволей приходится сравнивать детище Серебренникова с ближайшими мировыми аналогами и сравнение, увы, выходит явно не в пользу импортозамещения.

Судите сами — почему в поистине эпической картине «Inception» Нолана, неряшливую репродукцию элементов которой Серебренников притащил в Канны, самим персонажам и их бытовым проблемам посвящалось хорошо если 10% экранного времени, а остальные два часа зритель получал свою законную дозу эстетического удовольствия? Почему «Солярис» (что новый, что старый) при всех потугах режиссёров на исчерпывающий анализ человеческой души, всё равно был прекрасен визуально? Почему тот же «Сайлент-хилл», успешно стирающий границу между ночным кошмаром и явью, был аутентичен и по настоящему страшен? Почему «Американский психопат», представляющий собой поток шизофренического сознания главного героя, приправленный деструктивными фантазиями и разговаривающими банкоматами, был крайне стилен и блистал незабываемым чёрным юмором? Почему даже сделанный на голом энтузиазме «Убийца внутри меня» являлся шедевром минимализма?
Впрочем, вопросы это, конечно, риторические. Хоть у Нолана, хоть у Майкла Уинтерботтома, хоть у Мэри Харрон была чёткая задача постараться снять хороший, интересный зрителю фильм, чтобы отбить бюджет, а не исключительно освоить его.

Апологеты Серебренникова могут возразить, что успешное отображение изменённых форм сознания средствами кино — крайне непростая задача, особенно при условии того, что данную тему поднимали буквально все, кому не лень, да и у автора может быть своё, глубоко минорное видение предмета. Но нельзя забывать и о том, что имея столько мощных творческих конкурентов, Серебренников стоял на плечах гигантов, и очень жаль, что дотянуться до небес у него не было возможности... или всё-таки желания? 

Пытаясь завоевать уже сильно насыщенный рынок, можно либо предложить высококлассный продукт, либо демпинговать. Ну а если законы рынка к тебе не относятся, а добрый Минкульт в любом случае даст тебе вагон денег, можно и просто расслабиться и снимать, как Бог на душу положит. Увы, но неряшливость во всём, начиная с айфоновской камеры и цветовой гаммы уровня сериала НТВ начала нулевых, и заканчивая мордобоем, беспробудным пьянством, архетипично-лубочными монологами о таджиках, заполонивших всё вокруг, жидах, продавших Россию и нарочито убогими декорациями, словно преследует постановку. Я понимаю — кто ж из российского креативного класса не хочет воспользоваться шансом переиначить знаменитую фразу «банду Эльцина под суд», но о контексте тоже не стоит уж совсем забывать. Разумеется, нельзя не признать, что в фильме проскальзывают также и здравые идеи, в частности, о неизбежной изменчивости женской природы, но они находятся в явном меньшинстве. 

Немного пообвыкнувшись в гриппозном мире уровня «На дне» Горького, хочется спросить — где же обещанный крышесносящий сюрреализм? Если он заключается исключительно в том, что переключение между фантазиями главного героя и реальностью происходит незаметно для зрителя, то простите, но Финчер со своим кофе из «Старбакса» 20 лет назад сделал это в разы лучше. Впрочем, Серебренников — режиссёр в первую очередь театральный, и вполне возможно, что столь свойственная ему тенденция гнаться за эпатажем ради эпатажа заставила его позабыть о том, что, в отличие от подмосток, пара нестандартных элементов, будь то множество пенисов на сцене или горячечный бред, далеко не всегда гарантируют успех.

Разумеется, анализируя фильм, невозможно избежать его сравнения с книгой, на основе которой он поставлен. Честно признаюсь — не являюсь фанатом современной российской литературы в целом, но особенно забавно наблюдать за превозносимым литературными критиками «новым словом», сказанным без малого сто лет назад Прустом и изумительно повторённым 30 лет назад Эллисом и Палаником. Хотя с точки зрения соответствия картины первоисточнику, следует признать, что общий стиль не сильно осмысленного потока сознания, переходящего в фантасмагорию, выдержан Серебренниковым весьма прилично. 

Другое дело — содержание данного потока сознания, и тут режиссёр явно дал маху. Величайший грех «Петровых» не в выборе темы и даже не в скомканном, дёрганом стиле повествования, а в том, что фильм беспросветно сер и скучен. Семья Петровых и их ближайшее окружение — не более чем бледные тени, некие недо-образы, разительно отличающиеся от сочных, трёхмерных и поразительно живых Тайлера Дёрдена, мистера Кобба и Патрика Бейтмена. Без сопереживания героям трудно проникнуть в самую суть их бреда, а образы, демонстрируемые Серебренниковым, едва ли более выпуклые, чем черепашки-ниндзя со вкладышей жвачек.

Но опять же, далеко не всякое художественное произведение обязано быть глубоким и заставлять зрителя задумываться. В конце концов, совершенно не обязательно быть ошеломлённым интеллектуальным превосходством Таноса или Доктора Манхэттена, чтобы получить удовольствие от просмотра стильного кинокомикса от крупной студии. 
Кроме того, даже имея весьма скромные средства, можно поразить зрителя точно выверенным темпом повествования, тщательно проработанными деталями и неповторимой атмосферой, как это регулярно удавалось Хичкоку, Китано или Миике.
Увы, но и области чисто визуального и эстетического наслаждения «Петровы» не выполняют даже минимальный норматив. Серость и банальность, скрывающие пустоту производят исключительно гнетущее впечатление.
Говоря о столь важном аспекте любой кинокартины, как актёрский состав, с величайшим сожалением приходится констатировать явный случай нецелевого использования замечательных артистов и преступной растраты их таланта в особо крупных размерах. Никто не спорит, что у спорткара формально хватит лошадиных сил, чтобы пахать землю, но лишь безумец прицепит к «Бугатти» плуг. Старая голливудская пословица «bad acting is bad directing» как нельзя лучше подходит к данному случаю.

В завершение рецензии нельзя не коснуться каннского фиаско «Петровых». Я, наверно, немного циничный человек, но услышав о том, что картина Серебренникова проиграла архитепичному негритянскому фиолетовому кадиллаку, немедленно подумал, что Ладу-Калину, пусть даже в премиум-комплектации «Tchotky Pacan Executive» или «Bombila Limited» не стоит везти на Детройтский автосалон и лишний раз позориться.

Итог: былинный отказ. Погружение в малую смерть с явными элементами российской бытовухи или же бюджетный Inception от фабрики «Красный октябрь». Смотреть стоит разве что закоренелым фанатам Серебренникова.

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Комментарии отсутствуют