cp
НОВЫЕ КРИТИКИ

«СИСЬКИ ПОКАЗАЛА, ТАК ОНИ ИСПУГАЛИСЬ!»

...Это было едва ли не самое прекрасное, что я видел в жизни. На вечернем рынке в Паттайе наша женщина лет пятидесяти тыкала в краба на прилавке, и допытывалась у торговки (на русском, разумеется) — «А что, в брюшке-то мясо у него есть?». От таиландской девицы последовал ответ на ломаном английском — «Соли-соли, ноу андестенд, инглись, плись». Женщина стала багровой. Она сильно повысила голос, будучи уверенной, что именно так её наверняка поймут — «Я ГОВОРЮ — В БРЮШКЕ-ТО МЯСО У НЕГО ЕСТЬ?». Другой человек рассказывал приятелю в тук-туке (маршрутке) о жутком опыте поедания супа том-ям: «Там эта трава лимонная, лемонграсс... такая, блин, жёсткая». «А зачем ты её вообще ел?». «Ну как... принято же. В борще-то всё едят». И ещё прекрасное я прочитал на популярном туристическом форуме. Девушка проклинала Гонконг. Приехала, а у китайцев ни оливье, ни щей. «Выжила с трудом, — жаловалась дама. — Слава тебе Господи, с собой оказались сухие каши. В номере в электрическом чайнике их варила». Истории наших людей в непонятной загранице заставляют или ржать, или плакать. Но что самое удивительное — они запросто вывернутся в любой ситуации.

Я повстречал в аэропорту Каира простецкую девушку Вику из города Орёл. Она приехала по контракту исполнять «танец живота» перед туристами (ибо арабские женщины танцуют его сугубо перед мужем, и то в кои веки раз). Через три дня после приезда Вика загорала на балконе квартиры, стоя там топлесс, и стала причиной ДТП на дороге под домом — что логично. Викторию забрали в злую египетскую полицию и депортировали, она этим страшно возмущалась — «Бабу голую не видели ни разу, что ли? Надо же, сиськи показала, так они испугались!». Девушка не смогла принять факт существования иных законов в Египте. «Отвратительно! — разорялась она. — Женщине нормально и раздеться нельзя! В правительстве одни гомосексуалисты!». Она выразилась круче, но за мат в СМИ у нас нынче штрафуют. Это верно, для нашего человека свой-то закон не писан, а не то, что заграничный. Мне однажды пришлось улаживать ситуацию, когда пятнадцать лет назад российский турист пытался дать взятку гаишнику в Финляндии. Мужик искренне изумлялся — «Я что, мало ему даю?! Да наши спляшут за сто евро!». Ему и в голову не приходило, что финские полицейские не берут «барашка в бумажке». Это ж ДЕНЬГИ.

Про Индию у жителей Российской Федерации ходят такие хоррор-легенды, что даже рассказывать страшно. Мне рассказывали о людях, прибывших в тур: и две недели, совсем как аристократка в романе Беляева «Ариэль», питавшихся исключительно одними бананами и варёными яйцами — потому что лишь их они считали безопасными от заразы. Некий российский депутат (не помню, какой — их много) с надрывом рассказывал, как вернулся из опасной Индии и сжёг всю одежду, включая дорогой костюм и ботинки, дабы не заразить семью неведомой инфекцией. Пара девушек с моей бывшей работы ужасно хотели посмотреть Тадж-Махал. Но Индия их пугала. Тогда они поехали в суровую страну с бутылками коньяка в багаже, и с фляжками, кои носили с собой везде. Перед каждым приёмом пищи и после оного коньяк вкушался из горла. К Тадж-Махалу они приехали после завтрака в состоянии «мама не скучай». Посещение помнят не очень, но фотографии получились клёвые. Польза коньяка несомненна — они не заболели. Ещё я знаю людей, взявших с собой в Таиланд тушёнку, рыбные консервы и макароны. К местной еде не притронулись, всю дорогу жевали тушёнку из банок. Классно отдохнули.

Жизнь в СССР с вечным дефицитом научила нашего человека подозрительности, и постоянной готовности к худшему. Умению выходить из леса, высчитывая, с какой стороны на деревьях растёт мох, и мыться с помощью кипятильника в стакане. Это весьма помогает за границей. Как-то раз мои знакомые из Петербурга направили 75-летнюю бабушку в Прагу — она никогда не была за рубежом и мечтала увидеть столицу Чехии. Организаторы тура оказались долбоклюями — собирая остальных туристов, забыли старушку в аэропорту. Родня в ужасе оборвала телефоны чешской полиции, однако бабушка... добралась до гостиницы сама. Она обратилась на русском языке к барыгам, сшибающим бабло с пассажиров, не знающих об «Убере». И так их усовестила, что пенсионерку совершенно бесплатно довезли до нужного отеля (посмотрев название в документах), да ещё и купили ей по дороге пива. Другая российская старушка, выйдя вечером из отеля в Берлине, была найдена родственниками в пабе с новым знакомым-немцем. «Бабуль, да ты же немецкого не знаешь!» — поразилась внучка. «И что? — подняла брови бабушка. — Он тоже русского не знает, но мы с ним прекрасно ладим». В дальнейшем с помощью детей они активно переписывались через Гугл-переводчик.

Языковой проблемы для наших людей в принципе не существует. Как в анекдоте про полицейских в Эстонии, к которым турист обратился на английском, французском и немецком — и, не получив ответа, в раздрае уехал. «Пээтер, наверное, надо выучить хоть один иностранный язык». «Зачем? Этот идиот знал три — ему разве помогло?». Система, как у дамы с крабом в начале статьи — говорить медленно и громко, тогда обязаны понять (кстати, такая же фишка у китайцев). Чудесную вещь я узрел в очереди в Лувре — пара наших женщин, постучав стоявшего впереди испанца по плечу, строго сказали — «Мы сейчас отойдём. Если подойдут, скажете, что мы за вами». Испанец вякнул нечто вроде «буэнос диас», но дам сие не интересовало. Они удалились в туалет, а после поскандалили с желающими «влезть в очередь». Иностранцы трусливо отступили. «Страшно?» — спросил я испанца. «Очень, — сознался тот. — Русский язык такой на слух... взрывной. Сразу понимаешь: лучше сделать, что требуется — иначе будут проблемы. Правда, я не понял, что они просили... проще заранее согласиться на всё. Правильно?». «Конечно».

Кстати, три года назад в командировке в Венесуэлу знающие люди отчаянно советовали мне везти туда туалетную бумагу и консервы, ибо в этой стране, как сообщал CNN, голод и очереди за усладительной бумажной мягостью. Ничего из вышеперечисленного мне не понадобилось. Сие ещё безобидно. Я был свидетелем, как одна дама собиралась в деловую поездку в Эфиопию. Её чемодан напоминал гуманитарный конвой. Она везла туалетную бумагу (в её понимании, у нищих негров её нет даже в дорогих отелях), тонну антисептиков (там повсеместно антисанитария), и... воду. Эфиопской воде женщина не доверяла — небось из каких болот черпают, с них станется. Она упорно таскалась со своим гигантским чемоданом по всей стране, не желая с ним расставаться. Вид туалетной бумаги в гостинице её не убедил. В конце поездки дама убеждённо сказала — «Я права. Тут можно было ожидать любого подвоха». Народ хором склонился перед её непоколебимостью.

А, самое-то забавное.

Только за границей, в какой-нибудь странной стране (типа вот Венесуэлы) два русских человека могут случайно столкнуться на улице, а потом капитально бухать всю ночь.

У меня это случалось неоднократно. 

 

Георгий ЗОТОВ

#новые_критики #георгий_зотов #авторская_колонка #наши_заграницей 

  • 7164

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Комментарии отсутствуют