cp
НОВЫЕ КРИТИКИ

Культурна столица

Полмиллиона человек посетили Петербургский Книжный салон с его ржачными стикерами, меховыми книжками и матерщинниками из Твиттера. Чтобы привлечь не читающую публику, салон разбавили развлекаловом

Санкт-Петербург отчитался: в этом году Книжный салон на Дворцовой площади посетили примерно 520 тысяч человек. Веротно, это фантастически огромное число. За исключением самих участников, вряд ли на мероприятие специально приезжали иногородние или, прости господи, иностранцы. Так что, вероятно, каждый восьмой житель города посетил сие торжество литературы. Ну, может, каждый седьмой, если считать читателей из Ленобласти.
Или зрителей? Или слушателей? Как назвать публику, которая четыре дня посещала праздник? 

Знаете, я на петербургском Книжном салоне бывала и в качестве посетителя, и в качестве выступающего. Помню море публики, море книг по сверхзавышенным ценам и огромное число площадок с лекциями, презентациями, дискуссиями. Уходила с ощущением прекрасного. Походишь среди литераторов, пощупаешь книжки, окинешь взглядом бесконечные лотки издателей — и сразу тепло становится в сердце. И за себя, что ты такой культурный, и за город — вон, сколько в нем читающих людей. И за всю страну гордишься — надо же было написать столько книг, какие молодцы! 

В этом году, кажется, все было не так. Во-первых, четыре дня на сцене шли концерты. По моим ощущениям — вообще без продыху. Перемежались они розыгрышами призов от спонсоров (минимум по три в день), показом фильмов и какими-нибудь конкурсами, вроде состязания чтецов. 

В общем, культурная столица пела и плясала. Музыка была, тут наговаривать не стану, приличная, не «Ранетки» какие-нибудь. Ведущий — тоже не Иван Ургант, который на этом же месте много лет подряд развлекал своей укатайкой «Алые паруса». Все чинно, благородно, с джазом и хоровым пением. Но возникало неприятное чувство, что это для зрителей, а не читателей. 

Нынешний Книжный салон от предыдущих отличился особым усердием на ниве привлечения не читающей публики. Ну той, которая очень хочет засветиться в модном движе, но к чтению душа не лежит. Ну или туристов, что шлют домой селфи и желали бы сфотографироваться в культурном месте, но не готовы тратить время на такую тягомотину, как книги. Для них есть песни, пляски и прочий угар НЭПа. Для них придумали разнообразное книжное развлекалово. Книжки-пищалки, книжки-свистелки. Меховые книжки. Книжки с большими буквами. Раньше такие продавали для младенцев: например, книги, с которыми можно купаться в ванне. Проку с точки зрения воспитания в ребенке интереса к чтению никакого, но маме приятно, что она культурная и ребенок у нее растет культурный. 

Штука в том, что теперь такое придумывают и для взрослых. Как заставить не читающего человека отдать деньги издательству? А надо продать ему под видом книжки развлекуху! Чтобы пищала, свистела и поражала воображение глянцем бумаги. 

Столько развлечений я никогда раньше на петербургских книжных мероприятиях не видела. Меховых книжек, честно признаюсь, все же не продавали, но полки были завалены медитативными раскрасками для взрослых и комиксами, опять же для взрослых. 

Проблема привлечения нечитающего обывателя к издательскому рынку так остра, что на книжном фестивале провели полезный круглый стол под названием «Как продвигать книжные фестивали». Жаль, я не попала. Наверное, там рассуждали, сколько еще надо голых жоп налепить на книжки, сколько песен спеть и водки налить, чтобы народ на эти фестивали шел. 

Презентации книг про мафию, про тайны и загадки Петербурга. Квесты...

Актеры группы Piterville выступили с рассказом о том, как они увлекательно прорекламировали серию книжной классики «Магистраль. Главный тренд»: придумали вырядиться денди и под задорную прыгучую музыку показывать книжки, о чем и рассказали просвещенной публике. Матом надо было еще, вот тогда бы народ стал репостить ролики. «Зырь, как ржачно». На читаемости классиков это никак бы не сказалось. 

На всю страну прогремел магазин «Модные классики», который выступил на салоне с коллекцией стикеров. Полуголый Толстой в тату и со слоганом «Жопе слова не давали». Пушкин в образе трип-хопера и с надписью «Кто пердит, тот идет сзади». «Я видел шторм 12 баллов и чайки ссали мне на грудь.» — именно так, с точкой и без запятой. Это Булгаков. В продаже также имелись кружки, закладки, открытки, блокноты с такими вот классиками и даже их целые наборы: для «Чехинга», для «Ахматинга»...

Что ты поделаешь, если массовый человек не читает? Ну не читает, и все! И никогда не читал. Процент читающих людей среди обученных грамоте всегда примерно одинаков, так что рост потребления книг возможен только за счет увеличения интенсивности чтения читающими. А книг становится больше и больше. Совокупные тиражи книгопечатной продукции давно переплюнули советские. Издаются тысячи тонн макулатуры, которую единичные проценты читающих граждан раскупить не в состоянии. Единственный для издательств не первого ряда способ выжить в таких условиях — привлечь мало культурную аудиторию. Но книгу за большие деньги ей продать тяжело. Зато можно втиснуть кружку с голым Пушкиным. Или Толстого с шутками про жопу. Обыватель купит, издатель заработает, оба притворятся, будто сделали друг друга лучше. 

Для привлечения таких читателей придумали увеселять фестиваль. Больно скучно массам среди книжек — надо живенько. Позвать авторов бульварных романов, рассказать про великие и ужасные тайны мироздания или про итальянскую мафию, пригласить матерщинников из Твиттера. Целый скандал был по этому поводу: писателя Александра Пелевина, который развлекает свою интернет-аудиторию стишатами про ржаку-сраку, сначала позвали, потом приглашение отменили, потом снова позвали.

«Ты базовый русский гигашлепа?

Тебя кринжит от кукожа?

Ты е***л в рот соевиков?

ДНР — Россия?

Украина — Россия?

Все — Россия?

Баб е***ь надо?

Аким и Рич красавы?

Хочешь базовой базы, чтоб аж из ушей лилась?

Тогда ты по адресу.

Бери предзаказ».

Так писатель и поэт А. Пелевин рекламировал свой сборник стихов, которые читал на Дворцовой площади. Честно говоря, вообще неважно, о чем это и за кого это. Важно, для кого. А вот для тех, которые из Пушкина готовы купить разве что закладку, и то если там будет шутка про жопу.

Писателя Елизарова уже с матерными песнями на книжные мероприятия запускали, теперь вот это. И Пушкин с жопой.

Заставить массы читать? Вы никогда не заставите взрослого человека сесть за книги, тем более если будете продавать их с бешеной салонной наценкой. Но можно выманить у обывателя деньги на разную ерунду. На концерт его вытащить. Нагнать смехачей из Твиттера и кривляк из ТикТока. Человек сфотографируется с книжками, купит стикер с матерящейся Ахматовой и даже разорится на журнал анекдотов. Однако будет честнее называть мероприятие не книжным салоном, а, допустим, ржака-фестом. 

Не хочется так откровенно? А зачем тогда эту публику на столь уважаемом мероприятии привечать? В Белоруссии в большой книжной сети продают подушки, соду, чистящие средства, ершики для мытья посуды. Вывеску «хозяйственный магазин» вешать не хотят: сотрудники желают считать себя работниками книжной отрасли, покупатели порошков — завсегдатаями книжных салонов. 

У нас то же самое началось. В обновленном Доме книги стали продавать горы материалов «для творчества»: бисер, макраме... Как я уже писала — для тех, кому с книжкой скучно, а в Доме Зингера отметиться надо. Там еще после ремонта, как назло, туалет открывают только по QR-коду в чеке. Взял бисер, чтобы в туалет сходить, и селфи сделал. 

Пришел на книжный фестиваль, купил кичевых стикеров с ржакой про сраку, пополнил статистику культурных граждан. Ого! Полмиллиона человек посетили фестиваль! Поучаствовали в розыгрыше призов, погоготали над обоссанным Булгаковом и послушали, как поэт из Твиттера е***т в рот соевиков. Полный набор культурного жителя культурной столицы.

#новые_критики #петербург #книжный_салон #пелевин

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 1142

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Комментарии отсутствуют