cp
НОВЫЕ КРИТИКИ

Интеллектуальные санкции от пикейных жилетов

#новые_критики #новая_критика #юзефович #повесточка #ципоркина

Теряет, теряет современная литература и паралитература своих светочей, самозваных и самоназванных. Вот и Галина Юзефович, некогда писавшая о себе «…в сегодняшнем литературном пространстве  я — единственный человек, который пишет обзор каждую неделю, а летом — каждые две недели. Никто, кроме меня, не делает этого регулярно и в таких количествах. Отчего я и доминирую, прости Господи, в этом пространстве», отправив «врагам» подметные письма с содержанием «вы жалкая, ничтожная личность!», покинула нас. «Рыба-лоцман» ищет себе новых акул. Здешние то ли недостаточно заросли паразитами, то ли мало объедков оставляют рыбе-лоцману (не уверена, что г-жа Юзефович в курсе, почему чистильщики сопровождают крупных морских хищников — но это так: они объедают с кожи акул эктопаразитов и поедают остатки их добычи).

Прощальным всплеском хвоста рыбы-лоцмана оказалась статья на заблокированном ныне сайте Meduza* (прошу прощения у тех, кто тратит силы на блокировки в интернете во избежание воздействия на неокрепшие умы, но для полноты картины окрепшим умам бывают нужны и заблокированные, и даже засекреченные материалы).

Галина Юзефович для последнего обзора берет пять книг: две из них посвящены нацизму, написано о нем как об абсолютном зле, растлевающем душу, три книги — о коллективной вине, неизбежно следующей за прегрешениями. Содержимое книг замечательно ложится не только на историю Германии, но и на историю Украины. Впрочем, г-же Юзефович мерещится, будто слово «нацизм» применимо лишь к тем, кого выберет она. Смотрится трактовка смысла и адресации книг в исполнении Галины Леонидовны феерично.

Маршрут ее рассуждений стандартен — краткое и невнятное изложение сюжета, затем несколько фраз идеологизирующего характера и направления:

«Книга немецкого журналиста, писателя и патриота Себастьяна Хафнера поражает своей прозорливостью и беспощадной ясностью: написанная в 1939 году, еще до начала Второй мировой войны, она предельно точно фиксирует и логически увязывает все этапы сползания немецкого общества в бездну нацизма… Отслеживая процессы на макроуровне, Хафнер в то же время вдумчиво анализирует и те механизмы, при помощи которых нацистская идеология проникает в сердца отдельных людей: спекуляции на прекрасной идее товарищества, коллективная ответственность, словесные манипуляции, навязанная беспомощность… понимая, как они работали в 1930-е годы в Германии, мы сможем лучше распознавать те же методы и, соответственно, лучше им сопротивляться».

Так и хочется спросить: да отчего же «мы», то есть россияне? И украинцам, и европейцам, и американцам, и японцам, и даже австралийцам— всем будет что вспомнить на тему националистических, антигуманных настроений, от колониализма до антисемитизма. Над каждой нацией в свое время был проведен психологический эксперимент «Третья волна». И отнюдь не учителя из Пало-Альто создавали молодежные группировки, манипулировали сознанием масс и делали из уверенных в себе индивидуалистов-гуманистов рядовых граждан нацистской Германии, приветствующих людоедские законы и геноцид. И о чем это говорит? В глазах Г. Юзефович — о русской нации (хотя в книге речь-то о Германии), поддавшейся психологическим манипуляциям.

Юзефович всё намекает и намекает, как ей кажется, тонко и убедительно, разбирая уже вторую книгу— роман «Благоволительницы» Джонатана Литтелла. Ее главный герой, Максимилиан Ауэ, аристократ, любитель немецкой музыки и знаток поэзии, сперва презирает, потом принимает ценности Рейха и вот уже ведет к расстрельному рву заблудившуюся трехлетнюю еврейскую девочку, не чувствуя при этом ничего, кроме усталости.

«Назвать это чтение поддерживающим или утешительным не повернется язык, однако сверить эмоции Максимилиана с собственными и проверить, надежно ли задраены переборки, нет ли лазейки для мрака извне, будет, пожалуй, нелишним», — втолковывает г-жа Юзефович.

Кому? Нам. Ведь это мы сдались на милость абсолютного зла, а вовсе не немецкий аристократ, вначале презиравший плебс, идущий за выскочкой по имени Гитлер. А вот истинная интеллигенция избежала позорной участи быть захваченной мраком извне. Ангелы наши белокрылые.

Следующие книги уже муссируют (не сами книги, а взгляд на них критика-пропагандиста) тему вины, которую мы, надо понимать, обязаны испытывать. За свою историю, за своих предков, за свою нацию:

«…можно ли навечно удержать память под спудом, и если да, то не будет ли цена за это слишком высокой? А если все же выпустить правду на волю, что станется с теми, кому есть за что просить прощения, и не обернется ли восстановление справедливости новым кругом крови и убийств?» — вопрошает Юзефович.—«Впрочем, сама формулировка проблемы, само признание важности и неизбежности осознания и принятия своей доли в общей вине сейчас кажется очень важным и в чем-то целительным».

Добрая и кроткая, аки голубица, интеллигенция точно знает: кто жалеет розгу, губит ребенка. Детей неразумных надобно сечь и стыдить в режиме 24/7. Принятие объектом воспитания своей доли вины не помешает никому, но особенно полезно стыдящим. Как подтвердит любой психолог, манипуляция в большинстве случаев начинается с создания новых зон уязвимости, с побудки комплекса неполноценности, который спит во многих из нас, а во всех остальных — бодрствует. Неудивительно, что госпожа доминатрисса старается ткнуть именно в эту «целительную» область стыда и гнева на себя, причем за то, что ты русский.

Подборка книг весьма показательна, но эта, последняя книга— особенно хороша. «Память о государственных преступлениях в России и других странах». Издано, что характерно, в НЛО в 2020 году. Юзефович опять поясняет, зачем нам сей труд, индуцирующий чувство вины: 

«…прошлое формирует и определяет настоящее и любая страна, не разобравшаяся со своими старыми грехами, имеет шансы на их повторение в том или ином виде. Сегодня мы все имеем неприятную возможность убедиться в истинности этого суждения, и понятно, что ту относительно комфортную точку осмысления и проработки, о которой пишет в своей книге Эппле, мы уже миновали».

Увы нам. Мы не занимаемся проработкой собственной вины, глядя на то, как нас пытаются — в который раз — расчеловечить, опредметить. И не с той стороны, о которой нам столь усердно намекает г-жа Юзефович. Попутно инструктируя, как нам следует готовиться, чтобы удобнее нас было объективировать, а проще говоря, превратить в мясной, дойный и тягловый скот:

«Но впереди нас, хочется верить, ждет следующая — уже связанная с происходящими сегодня событиями, и важно подойти к ней подготовленными».

Последняя книга последнего (надеюсь) обзора на Meduza*, посвященная вспышке интереса к оккультному в Германии 40-50-х, пришита к актуальной повестке белыми нитками:

«…коллективная вина имеет свойство прорываться наружу в самом иррациональном и безумном виде, порождая ложные надежды, страхи, ломая причинно-следственные связи и сгущая и без того густой ментальный туман... Моника Блэк показывает нам то, к чему нам стоит готовиться и чего надлежит остерегаться в ближайшем будущем».

В августе 2018 года Галина Юзефович через издательство «АСТ» безмятежно говорила такое, что лучше скриншотом показывать, а то ведь обвинят в клевете.

Одним словом, всякий, у кого в предках не святой великомученик, должен всю свою жизнь принимать наказания со смирением и не считать себя достойным даже сочувствия. Интересно, распространила ли сама Юзефович это правило на себя — ведь ее родной дед служил в СМЕРШе (информация взята из статьи Википедии)? Мы все, русские люди, должны посыпать голову пеплом и покориться любому, кто захочет бросить в нас камень, и так до какого колена — до седьмого? До семижды седьмого?

Полагаете, автор излишне пафосен? С интеллигентами жить — по-интеллигентски ныть.

Галина Юзефович, уехав (ну конечно же, в отпуск) из страны, мечтает:

«В светлой России будущего у власти должны быть женщины. Екатерина Шульман, конечно, президент. Юлия Галямина— спикер парламента. А Марине Овсянниковой, пожалуй, можно доверить весь сегмент медиа. Дожить бы».

Себе Юзефович-fille определенно согласна взять портфель министра культуры. И немедля начать торговать званиями не просто, как выражались в СССР, «засрак» (заслуженных работников культуры), а уж прямо, без экивоков — гениев всех времен и народов.

А что ж? Если писателем Сальниковым можно натянуть нос литературе, простите, выдвинуть Сальникова на премию «НОС», безбожно захвалив более чем посредственную вещицу, с каждой фразой все более наглея: «Пишет Сальников как, пожалуй, никто другой сегодня, а именно — свежо, как первый день творения. На каждом шагу он выбивает у читателя почву из-под ног, расшатывает натренированный многолетним чтением «нормальных» книг вестибулярный аппарат. Все случайные знаки, встреченные гриппующими Петровыми в их болезненном полубреду, собираются в стройную конструкцию без единой лишней детали. Из всех щелей начинает сочиться такая развеселая хтонь и инфернальная жуть, что Мамлеев с Горчевым дружно пускаются в пляс, а Гоголь с Булгаковым аплодируют»— как такие таланты в министерствах не использовать? Да в свою-то пользу.

Знатно порезвилась рыбка, ищущая себе акулу погрязнее, пожирнее и с хорошим аппетитом. А нам пожелала зачахнуть в экзистенциальных метаниях. Но после того, как все мы зачахнем, госпожа доминатрисса, возможно, вернется в немытую Россию — наблюдать формирование правительства из ее дорогих подружек. Не напоминают ли вам эти мечты нечто знакомое из биографии зиц-председателя Фунта?

* Meduza признано в РФ СМИ-иноагентом, заблокированно на территории РФ по решению Роскомнадзора.

  • 248

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Комментарии отсутствуют